5bd9f

Почему после деноминации мы тратим больше денег

С момента, когда в кошельках белорусов появились монеты и банкноты всего с двумя (и это максимум!) нулями, прошел месяц. Эта деноминация стала для нас самой сложной и привнесла наибольшие психологические барьеры, справиться с которыми многим не удалось до сих пор. Мы стали тратить больше денег, не замечаем, как цены округляются в бóльшую сторону, стараемся избавиться то от старых банкнот, то от новых. Почему так происходит? Давайте обо всем по порядку.

Кто-то пытается сравнивать эту деноминацию с той, что произошла в 2000 году, но я бы этого не делал. Главное отличие заключается в том, что деньги на рубеже тысячелетий, по сути, не поменялись, с некоторых банкнот просто исчезли нули, а их внешний вид, цвет, размер остались прежними, а значит, обыватели четко для себя осознавали их реальную стоимость. Сегодня же мы видим совсем иную картину.

Белорусы вообще страшные паникеры — корни этого лежат как в недостаточно стабильной экономике страны, так и в военном прошлом большинства семей. Для нас совершенно неважно, что происходит, — девальвация, деноминация или инфляция. Услышав один из этих терминов, многие на автомате делают три вещи: обналичивают все свои сбережения, стараются перевести их в стабильную «зеленую» валюту, а то, что нельзя перевести, как можно быстрее тратят.

Перед деноминацией мы увидели все три эффекта в полной красе. К счастью, не в катастрофических масштабах. Ну а дальше сработали некоторые иные психологические механизмы.

Новые деньги отличаются от предыдущих банкнот в корне. Они по своему внешнему виду и размеру ближе к евро. Появились копейки, о которых старшее поколение уже успело забыть, а молодому и вспоминать-то нечего. Все это делает новые деньги интересными, но неудобными. К ним надо привыкнуть, и процесс этот займет несколько месяцев.

Общество поделилось на две части. Та, что помоложе, стремится к новому и подсознательно избавляется от старых купюр, извлекая их из кошелька по любому удобному поводу. Как только им попадаются старые деньги, они стараются их сразу сбыть, порой даже не обращая внимания на номинал.

Вторая категория — люди постарше. Им изначально сложно производить калькуляцию по переводу старой национальной валюты в новую, поэтому нередко вы видите в маршрутке бабушек, которые просят дать сдачу только старыми деньгами. Эта категория, наоборот, на уровне подсознания старается как можно быстрее избавиться от некомфортных новых денег и для этого порой даже делает не совсем разумные покупки.

Привыкнуть к новым номиналам непросто. 50 000 рублей — это, согласитесь, деньги. А что такое 5 рублей? Ерунда! Копейки — это вообще отдельная тема: они для нас пока совсем никакой ценности не имеют. Я неоднократно видел покупателей, которые оставляли на кассе 50 копеек, смогли бы эти же люди так же оставить на чай 5000 рублей?

Для того чтобы более эффективно контролировать свои покупки и быстрее перестроить свою психологию, я бы применял две достаточно простые хитрости. Первая: нарисуйте в воображении во всех подробностях таблицу перевода старых денег на новые (такие сейчас висят практически возле каждой кассы) и «извлекайте» ее каждый раз, когда собираетесь расплачиваться. И вторая: расплачиваясь за товары, начинайте с копеек. Пользуясь этими двумя лайфхаками, лично я практически моментально перестроился с одной денежной парадигмы на другую, думаю, получится и у вас.

Подводя итоги, хотелось бы уточнить, кто выиграл в результате прошедшей деноминации и в чем заключается этот выигрыш. В первую очередь государство укрепило в подсознании граждан национальную валюту, хотя фактически такого укрепления не произошло. Но сегодня доллар стоит меньше двух рублей, а еще недавно оценивался в 20 тысяч — кто же с этим поспорит? Что бы мне ни говорили, но я вижу, что после деноминации цены на многие товары незаметно и незначительно увеличились в результате их округления.

Мы же с вами, как рядовые обыватели, получили валюту, которой сегодня можно гордиться, получили порядки цифр, которые уже очень скоро будет намного проще осознавать. Больше всего выиграли те, кто часто выезжает в еврозону. Теперь цены в евро не будут казаться на уровне подсознания смехотворными, к ним произойдет быстрая адаптация, а значит, мы будем разумнее тратить валюту.

Андрей Метельский  — врач, психотерапевт, гештальт-тренер, сертифицированный тренер центра INTC, первый белорусский тренер гуманистической модели НЛП. Общая психотерапевтическая практика — 20 лет.

ONLINER.by — 01 августа 2016

Оставить отзыв